• selnov@tularegion.org
  • 301990, Тульская область, Каменский район, с. Архангельское, ул. Тихомирова, д. 34
  • +7 (48744) 2-15-22
 
Ничего нет страшнее войны 15.02.2019 11:40:00

Ничего нет страшнее войны

«Здравствуйте, мои дорогие родные, с горячим приветом к вам сын Игорь.
Вот вернулся в батальон и сразу за письма…»

Пожелтевший листок из школьной тетради в клетку дрожит в руках Марии Куниной, которая давно знает его наизусть, но продолжает вглядываться в знакомый почерк письма 30-летней давности. Это единственное из сохранившихся армейских писем от сына Игоря из далекого афганского города Газни.

«С детства Игорь меня только радовал, - рассказывает Мария Ивановна. – И в школе его всегда хвалили, и из армии благодарственные письма присылали. Еще школьником занавеску ли повесить, ведро ли донести – всегда помогал, и мне был первый помощник».
Очень любил животных, уже потом, после демобилизации, водил и птицу, и кроликов, за которыми сам ухаживал.

А тогда пока выпускник Архангельской школы, Игорь отправился поступать в ветеринарную академию имени Скрябина в Москву, куда был зачислен. Он успел закончить один курс, когда пришла повестка из военкомата.
В свой день рождения - 23 мая 1986 года - юноша ушел отдавать долг Родине, и сразу был направлен в учебку в Ташкент, вернее, в город Чирчик, где находилась военная часть.

«В первый раз я приехала в Ташкент к Игорю на присягу, - вспоминает мама солдата. – Второй раз, когда сообщили, что его направят в Афганистан, а в третий, - Мария Ивановна старается удержаться от слез, - уже в госпиталь после ранения».
Но после второй армейской встречи с мамой Игорь в Афганистан не улетел, направили его туда вместе с другими ребятами позже, неожиданно подняв ночью и переправив на «вертушке» в граничащий с тогда еще Узбекской ССР Афганистан.
Оттуда, из Газни, пришло Марии первое «афганское» письмо от сына, а потом прилетели и другие весточки.

«Погода у нас стоит нормальная, днем еще довольно тепло, лишь по ночам чувствуется, что уже осень», - обыденно пишет солдат про афганский ноябрь и просит об одном, чтобы самый родной человек не переживал, ведь «здесь все нормально». И, кроме упоминания о командировке, ни слова больше о службе.
Это потом Мария Ивановна узнает, что «командировки» - это боевые операции, на которые молодых солдат уносила та же «вертушка».

В одну из операций душманы обстреляли их, когда они едва успели покинуть вертолет. Именно тогда он получил ранение - пуля и прошла через плечо, выйдя со стороны спины. Там, вспоминает Мария Ивановна, у Игоря остался шрам в несколько сантиметров.

После боя раненого бойца отвезли в госпиталь в Кабул, и, только спустя пару месяцев в Ташкент. «Писем не было очень долго, - снова утирая слезы, стараясь сдержаться, рассказывает Мария, - я места себе не находила. Боялась самого худшего. Ведь для матери все равно, какой, пусть инвалид, лишь бы ребенок вернулся».
И наконец-то пришла телеграмма из Ташкента со скупыми «Я нахожусь в ВОГ».
«Я в военкомат, чтобы пояснили, что это значит, - продолжает Мария Ивановна, - там мне и сказали, что это - военный окружной госпиталь. И я сразу же полетела. Раньше летать на самолетах «до смерти» боялась, но в тот момент было все равно, лишь бы побыстрее увидеть сына. Пришла в госпиталь, а мне сначала – такого нет. Представьте, что я пережила! Потом говорят: «идите». Я прошла, и как бедто сейчас, вижу – бежит в ко мне Игорь в синем больничном халате и шапке. Я сумки бросила и - к нему, сначала от радости и слез даже не заметила, что правая рука под халатом спрятана. Только потом обратила внимание».

Была там Мария неделю, утром к сыну приезжала, вечером – уезжала.
«Какие страсти видела!, - со слезами вспоминает рассказчица. - Молоденькие ребятки без ног, без рук, да что говорить, нет страшнее войны».

Добрыми словами вспомнила Мария Ивановна Лидию, сестру Валентины Гусевой, которая в те годы жила в Ташкенте и приветила мать солдата. Они и потом долго дружили.

Из Ташкента идущего на поправку Игоря направили в санаторий в г.Саки, а в начале 1988 года перевели долечиваться в тульский госпиталь, где он пролежал еще 3 месяца.
Мария Ивановна ездила к сыну, бывало, по несколько раз в неделю. Здесь он показал ей фотографию красивой девушки Лизы, которая потом стала его женой.

Но война никогда не сотрется из памяти солдата.
«Долгое время по возвращении домой сын не мог нормально спать, - рассказала Мария Ивановна. – Почти каждую ночь снились боевые операции, вскакивал, чтобы бежать в бой. Часто говорил: мам, я-то дома, а моих друзей нет».
По словам Марии Ивановны рассказы Игоря о службе в Афгане были очень скупые. Разве что он вспоминал: жара, горы высоченные, в бою с душманами не просто – он раз-два, и уже там, наверху, а мы еще здесь. Бывало, уходили на операцию на час, а возвращались спустя несколько суток. Да и обеспечение провизией было неважное, бывало, приходилось питаться кое-как. И за водой следить нужно было, не пить, не проверив – могла быть отравленной.

За время службы в Республике Афганистан Игорь Кунин был награжден орденом «Красной звезды» и медалью «За отвагу». Понятно, что эти награды просто так не даются. Впрочем, Игорь никогда не выставлял их напоказ, ведь, по его словам, тысячи таких же, как он ребят, служили точно также.

…В институт Игорь Кунин больше не вернулся. Сначала работал в местном дорожном участке, а в 1989 году поступил в школу прапорщиков, по окончании которой был направлен на военную службу в Каменский районный военкомат.
Побывав в пекле Афгана, получив серьезное ранение, Игорь трагически погиб в 1999 году. Видимо, тогда смерть дала ему лишь отсрочку…

«Как Игоря призвали и направили в Афганистан, так не прошло и дня, чтобы не подумала о нем, - говорит Мария Ивановна. – Любой матери ничего не нужно, лишь бы слышать родное «мама».


Возврат к списку

Написать в редакцию